Мтс в южной осетии - Мобильные технологии
Furbylife.ru

Мобильные технологии
66 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мтс в южной осетии

Южная Осетия: безальтернативная связь с Россией

Южная Осетия – небольшая постсоветская республика в Закавказье, получившая после грузино-осетинской войны в августе 2008 года признание своей независимости Россией и несколькими другими странами. Основную часть бюджета составляют дотации из Москвы, связь также обеспечивает российская компания – «Мегафон». Что происходит в телекоммуникационной отрасли Южной Осетии, почему в стране не заработал второй сотовый оператор и сколько телефонных кодов выделено Россией, CNews рассказал председатель Госкомитета по связи и массовым коммуникациям республики Хасан Гиголаев.

CNews: Первый вопрос, который хочется задать по приезду в вашу республику – почему ни у кого, кроме «Мегафона», здесь нет роуминга? Например, у «Билайна».

Хасан Гиголаев: Потому что у «Билайна» здесь нет базовых станций. У нас работает только один сотовый оператор – «Остелеком», подконтрольный «Мегафону». Ни МТС, ни «Билайн» не хотят работать в Южной Осетии. Что касается «Остелекома», то контрольный пакет «Мегафона» составляет 75%, через кипрскую фирму Industri limited. Остальные 25% – у правительства Южной Осетии.

CNews: Я правильно понимаю, что у местного населения есть определенное недовольство качеством работы «Остелекома»?

Хасан Гиголаев: Сейчас уже нет. Раньше такая проблема была, когда «Остелеком» работал на оборудовании Nokia. Сейчас же они полностью переходят на оборудование Huawei, а потому качество связи улучшается. На некоторых базовых станциях пока еще стоит старое оборудование, поэтому проблемы остаются. Но и его скоро демонтируют: заменено около 70%. А всего у нас 70-80 базовых станций, которые обслуживают 67 тысяч абонентов.

Впрочем, отдельная критика со стороны населения остается. Она, в основном, связана с тарифами на роуминг с Россией. Но, к сожалению, некоторые не могут понять, что без роуминга не живет ни одно государство в мире.

CNews: Правда ли, что Nokia отказалась поддерживать оборудование дочерних предприятий «Мегафона» в Абхазии и в Южной Осетии?

Хасан Гиголаев: Да, именно поэтому «Остелеком» перешел на Huawei. Компании надо было расширять сеть, но она не могла этого сделать, так как ей отказывались поставлять оборудование. Сейчас у «Остелекома» есть и GSM, и сети третьего (3G) и четвертого (4G) поколений сотовой связи.

CNews: Вы предпринимали попытки создать второго сотового оператора. Говорили, что CDMA-оператор «Скай Линк» (в настоящее время – «дочка» Tele2) даже завозил оборудование.

Хасан Гиголаев: «Скай Линк» заходил сюда в 2009 году. Государство должно было получить 25% в совместном предприятии. Еще 49% оставались в руках «Скай Линк», а 26% – у частного инвестора Мириана Джиоева. Но государство не вложило финансовые средства, поэтому оборудование «Скай Линка» как стояло, так и стоит. Сейчас компания хочет продать свои акции, но я не знаю, насколько реально это сделать.

CNews: Правда ли, что у вас здесь продаются SIM-карты грузинских сотовых операторов?

Хасан Гиголаев: В магазинах точно не продаются. Может, каким-то образом их и можно купить. Но, вообще, грузинская сотовая связь у нас не работает. Разве что в некоторых местах, в приграничных с Грузией районах республики. А до войны у нас работал грузинский сотовый оператор Magticom, который покрывал примерно 60% территории.

CNews: Что стало с его базовыми станциями?

Хасан Гиголаев: Еще в 2004 году их продали в частные руки. Сейчас ими никто не пользуется, так и стоят. У «Остелекома», как и у нашего телевизионного предприятия, собственные базовые станции.

CNews: «Остелеком», помимо сотовой связи, занимается еще и фиксированной?

Хасан Гиголаев: Нет, проводной связью занимается другая компания – «Юг-Телеком», она частная и принадлежит Григорию Кочиеву, который и является ее генеральным директором. То есть у нас два интернет-провайдера: «Остелеком» дает мобильный интернет (около 60 тысяч абонентов), «Юг-Телеком» –фиксированный (2,2-2,4 тысячи абонентов).

CNews: У «Юг-Телекома» есть услуги проводной телефонии?

Хасан Гиголаев: Нет. Ее в принципе практически нет в республике. Где-то 1,2 тысячи абонентов. Ими занимается государственное унитарное предприятие «Электросвязь». Услуг доступа в интернет она при этом не оказывает. Мы вносили такой пункт в инвестиционную программу строительства в Южной Осетии сети доступа в интернет, но это не было реализовано. У нас слишком мало абонентов, поэтому было решено, что двух провайдеров нам хватит.

CNews: Вы писали инвестиционную программу на уровне государственного бюджета? Сколько средств вы хотели потратить?

Хасан Гиголаев: Да, речь о бюджетных средствах, это примерно 130 миллионов рублей. Мы вернемся к этому вопросу при обсуждении бюджета на 2020-21 годы.

CNews: Какие у республики есть магистральные каналы связи?

Хасан Гиголаев: У нас есть один магистральный канал до России. Его между Северной и Южной Осетией проложил «Газпром-Телеком». Именно у них канал арендует северо-кавказский «Мегафон», а мы, в лице ГУП «Электросвязь», в свою очередь, берем у них канал в субаренду для голоса. Емкость канала – 2 Мбит/с. Этого достаточно для голосовой связи, но мы думаем о расширении.

CNews: А какой канал использует «Юг-Телеком»?

Хасан Гиголаев: У них в той же магистрали от «Газпром-Телекома» был арендованный канал емкостью 700 Мбит/с. Сейчас же они взяли отдельное волокно в этом канале и емкость увеличилась.

CNews: Правильно ли я понимаю, что в 2014 году Россия выделила Южной Осетии телефонные коды внутри своего плана нумерации (+7), но при этом «Остелеком» продолжает работать внутри собственного кода?

Хасан Гиголаев: С 2009 года «Остелеком» работает в коде «929» («Мегафон»), который Россия передала нам в безвозмездное пользование. Потом нам выделили еще один мобильный («988») и фиксированный («850») коды. Сейчас код «988» не используется.

Читать еще:  Мтс книги отзывы

CNews: Как у вас обстоят дела с международной телефонией? От вас в любую страну мира можно позвонить?

Хасан Гиголаев: Да, даже в Грузию. У нас есть связь со всеми государствами.

CNews: Что у вас происходит с эфирным телевещанием?

Хасан Гиголаев: В 2018 году мы запустили цифровое телевидение. План строительства рассчитан на 2018-19 годы. Этим занимается предприятие «Теле-радио сети». В 2018 году его специалисты построили четыре базовые станции цифрового эфирного телевидения, в 2019 году построят еще четыре. Таким образом, 95% территория Южной Осетии будет покрыто восемью базовыми станциями. На сегодняшний день охват уже около 75% населения.

CNews: Какие каналы доступны в цифровом виде?

Хасан Гиголаев: У нас есть два мультиплекса из 20 российских каналов. Есть и третий мультиплекс на осетинском языке: он состоит из местной программы «ИР» и северо-осетинской программы «Ирыстон». Мы думаем также добавить еще один канал из Северной Осетии – «Алания».

CNews: А что с аналоговым эфирным телевидением? Оно останется?

Хасан Гиголаев: Да, мы думаем, что до 2022 года оно останется. Все сразу не могут перейти на прием цифрового сигнала, так как в некоторых телевизорах нет цифровых приемников. Поэтому мы подождем, пока все не перейдут.

CNews: А кабельное или IP-телевидение в республике есть?

Хасан Гиголаев: Нет. Но мы планируем в 2020-21 годах сделать IP-телевидение. Пока хватает и эфирного. Зато есть спутниковое – у нас «Триколор-ТВ». Вообще, все российские каналы мы берем именно со спутника.

CNews: А что с почтовой связью?

Хасан Гиголаев: Ею занимается государственное унитарное предприятие «Почто-телеграфная служба Южной Осетии». Налажен постоянный почтовый обмен с Россией.

Южная Осетия: безальтернативная связь с Россией

Южная Осетия – небольшая постсоветская республика в Закавказье, получившая после грузино-осетинской войны в августе 2008 года признание своей независимости Россией и несколькими другими странами. Основную часть бюджета составляют дотации из Москвы, связь также обеспечивает российская компания – «Мегафон». Что происходит в телекоммуникационной отрасли Южной Осетии, почему в стране не заработал второй сотовый оператор и сколько телефонных кодов выделено Россией, CNews рассказал председатель Госкомитета по связи и массовым коммуникациям республики Хасан Гиголаев.

CNews: Первый вопрос, который хочется задать по приезду в вашу республику – почему ни у кого, кроме «Мегафона», здесь нет роуминга? Например, у «Билайна».

Хасан Гиголаев: Потому что у «Билайна» здесь нет базовых станций. У нас работает только один сотовый оператор – «Остелеком», подконтрольный «Мегафону». Ни МТС, ни «Билайн» не хотят работать в Южной Осетии. Что касается «Остелекома», то контрольный пакет «Мегафона» составляет 75%, через кипрскую фирму Industri limited. Остальные 25% – у правительства Южной Осетии.

CNews: Я правильно понимаю, что у местного населения есть определенное недовольство качеством работы «Остелекома»?

Хасан Гиголаев: Сейчас уже нет. Раньше такая проблема была, когда «Остелеком» работал на оборудовании Nokia. Сейчас же они полностью переходят на оборудование Huawei, а потому качество связи улучшается. На некоторых базовых станциях пока еще стоит старое оборудование, поэтому проблемы остаются. Но и его скоро демонтируют: заменено около 70%. А всего у нас 70-80 базовых станций, которые обслуживают 67 тысяч абонентов.

Впрочем, отдельная критика со стороны населения остается. Она, в основном, связана с тарифами на роуминг с Россией. Но, к сожалению, некоторые не могут понять, что без роуминга не живет ни одно государство в мире.

CNews: Правда ли, что Nokia отказалась поддерживать оборудование дочерних предприятий «Мегафона» в Абхазии и в Южной Осетии?

Хасан Гиголаев: Да, именно поэтому «Остелеком» перешел на Huawei. Компании надо было расширять сеть, но она не могла этого сделать, так как ей отказывались поставлять оборудование. Сейчас у «Остелекома» есть и GSM, и сети третьего (3G) и четвертого (4G) поколений сотовой связи.

CNews: Вы предпринимали попытки создать второго сотового оператора. Говорили, что CDMA-оператор «Скай Линк» (в настоящее время – «дочка» Tele2) даже завозил оборудование.

Хасан Гиголаев: «Скай Линк» заходил сюда в 2009 году. Государство должно было получить 25% в совместном предприятии. Еще 49% оставались в руках «Скай Линк», а 26% – у частного инвестора Мириана Джиоева. Но государство не вложило финансовые средства, поэтому оборудование «Скай Линка» как стояло, так и стоит. Сейчас компания хочет продать свои акции, но я не знаю, насколько реально это сделать.

CNews: Правда ли, что у вас здесь продаются SIM-карты грузинских сотовых операторов?

Хасан Гиголаев: В магазинах точно не продаются. Может, каким-то образом их и можно купить. Но, вообще, грузинская сотовая связь у нас не работает. Разве что в некоторых местах, в приграничных с Грузией районах республики. А до войны у нас работал грузинский сотовый оператор Magticom, который покрывал примерно 60% территории.

CNews: Что стало с его базовыми станциями?

Хасан Гиголаев: Еще в 2004 году их продали в частные руки. Сейчас ими никто не пользуется, так и стоят. У «Остелекома», как и у нашего телевизионного предприятия, собственные базовые станции.

CNews: «Остелеком», помимо сотовой связи, занимается еще и фиксированной?

Хасан Гиголаев: Нет, проводной связью занимается другая компания – «Юг-Телеком», она частная и принадлежит Григорию Кочиеву, который и является ее генеральным директором. То есть у нас два интернет-провайдера: «Остелеком» дает мобильный интернет (около 60 тысяч абонентов), «Юг-Телеком» –фиксированный (2,2-2,4 тысячи абонентов).

CNews: У «Юг-Телекома» есть услуги проводной телефонии?

Хасан Гиголаев: Нет. Ее в принципе практически нет в республике. Где-то 1,2 тысячи абонентов. Ими занимается государственное унитарное предприятие «Электросвязь». Услуг доступа в интернет она при этом не оказывает. Мы вносили такой пункт в инвестиционную программу строительства в Южной Осетии сети доступа в интернет, но это не было реализовано. У нас слишком мало абонентов, поэтому было решено, что двух провайдеров нам хватит.

Читать еще:  Мтс как узнать регион по номеру телефона

CNews: Вы писали инвестиционную программу на уровне государственного бюджета? Сколько средств вы хотели потратить?

Хасан Гиголаев: Да, речь о бюджетных средствах, это примерно 130 миллионов рублей. Мы вернемся к этому вопросу при обсуждении бюджета на 2020-21 годы.

CNews: Какие у республики есть магистральные каналы связи?

Хасан Гиголаев: У нас есть один магистральный канал до России. Его между Северной и Южной Осетией проложил «Газпром-Телеком». Именно у них канал арендует северо-кавказский «Мегафон», а мы, в лице ГУП «Электросвязь», в свою очередь, берем у них канал в субаренду для голоса. Емкость канала – 2 Мбит/с. Этого достаточно для голосовой связи, но мы думаем о расширении.

CNews: А какой канал использует «Юг-Телеком»?

Хасан Гиголаев: У них в той же магистрали от «Газпром-Телекома» был арендованный канал емкостью 700 Мбит/с. Сейчас же они взяли отдельное волокно в этом канале и емкость увеличилась.

CNews: Правильно ли я понимаю, что в 2014 году Россия выделила Южной Осетии телефонные коды внутри своего плана нумерации (+7), но при этом «Остелеком» продолжает работать внутри собственного кода?

Хасан Гиголаев: С 2009 года «Остелеком» работает в коде «929» («Мегафон»), который Россия передала нам в безвозмездное пользование. Потом нам выделили еще один мобильный («988») и фиксированный («850») коды. Сейчас код «988» не используется.

CNews: Как у вас обстоят дела с международной телефонией? От вас в любую страну мира можно позвонить?

Хасан Гиголаев: Да, даже в Грузию. У нас есть связь со всеми государствами.

CNews: Что у вас происходит с эфирным телевещанием?

Хасан Гиголаев: В 2018 году мы запустили цифровое телевидение. План строительства рассчитан на 2018-19 годы. Этим занимается предприятие «Теле-радио сети». В 2018 году его специалисты построили четыре базовые станции цифрового эфирного телевидения, в 2019 году построят еще четыре. Таким образом, 95% территория Южной Осетии будет покрыто восемью базовыми станциями. На сегодняшний день охват уже около 75% населения.

CNews: Какие каналы доступны в цифровом виде?

Хасан Гиголаев: У нас есть два мультиплекса из 20 российских каналов. Есть и третий мультиплекс на осетинском языке: он состоит из местной программы «ИР» и северо-осетинской программы «Ирыстон». Мы думаем также добавить еще один канал из Северной Осетии – «Алания».

CNews: А что с аналоговым эфирным телевидением? Оно останется?

Хасан Гиголаев: Да, мы думаем, что до 2022 года оно останется. Все сразу не могут перейти на прием цифрового сигнала, так как в некоторых телевизорах нет цифровых приемников. Поэтому мы подождем, пока все не перейдут.

CNews: А кабельное или IP-телевидение в республике есть?

Хасан Гиголаев: Нет. Но мы планируем в 2020-21 годах сделать IP-телевидение. Пока хватает и эфирного. Зато есть спутниковое – у нас «Триколор-ТВ». Вообще, все российские каналы мы берем именно со спутника.

CNews: А что с почтовой связью?

Хасан Гиголаев: Ею занимается государственное унитарное предприятие «Почто-телеграфная служба Южной Осетии». Налажен постоянный почтовый обмен с Россией.

«Сотовики» признали независимость Абхазии и Южной Осетии

Во вторник, 26 августа, президент России Дмитрий Медведев подписал указ о признании независимости двух отделившихся от Грузии республик — Абхазии и Южной Осетии. Данное известие вызвало народное ликование в обеих республиках. Причем люди не только выходили на улицы, но и звонили друг другу с поздравлениями. По сообщениям информагентств, сотовые операторы не справлялись с нагрузкой и после 15:00 по московскому времени связь стала работать со значительными перебоями.

Обеспечением сотовой связи в обеих республиках в той или иной степени занимаются российские компании. В Абхазии на значительной части территории, включая курорты Гагра и Пицунда, возможен прием сигналов операторов «большой тройки» («Вымпелком», МТС, «Мегафон»). В 2003 г. в республике появился собственный оператор мобильной связи — «Аквафон». Правда, у него обнаружились российские корни: согласно аудиторскому отчету Ernst&Young, контрольный пакет акций компании принадлежит «питерской» группе связистов, до недавнего времени контролировавшей «Мегафон». Грузинские власти открыто заявляли о том, что «Аквафон» принадлежит «дочке» «Мегафона» — « Мобиком-Кавказу » — и действует по лицензии министерства связи России. В «Мегафоне» это всегда отрицали, утверждая, что «Аквафон» является лишь партнером по роумингу.

Власти Абхазии оказались недовольны низким качеством связи и высокой ценой услуг «Аквафона» и в 2006 г. в республике появился второй сотовый оператор — « А-Мобайл ». Его представили как совместное предприятие абхазских и неких российских предпринимателей. В Абхазии и Грузии ходят слухи, что за « А-Мобайл » стоит «Вымпелком», тем более, что с последним абхазский оператор сразу же заключил роуминговое соглашение. В «Вымпелкоме» заявили, что список активов компании является публичным и « А-Мобайл » среди них нет.


Обеспечением сотовой связи в Южной Осетии и Абхазии в той или иной степени занимаются российские компании

Пытаясь выделиться в конкурентной борьбы с первопроходцем «Аквафоном», « А-Мобайл » первым в Абхазии запустил услуги мобильного интернета по технологиям GPRS/EDGE. «Аквафон» пошел дальше и построил в прошлом году сеть третьего поколения сотовой связи (3G) стандарта UMTS. Правда, из 3 G-услуг доступен пока только видеозвонок, тогда как передача данных осуществляется по все тем же технологиям второго поколения GPRS/EDGE. По состоянию на конец прошлого года, «Аквафон» обслуживал 60 тыс. абонентов, « А-Мобайл » — 21 тыс.

Читать еще:  Мтс какие деньги

В другой отделившейся от Грузии республике — Южной Осетии — сотовую связь изначально принесли грузинские операторы Magticom и Geocell. Однако в 2004 г., с началом боевых столкновений между Южной Осетией и Грузией, операторы из Грузии стали сворачивать свою деятельность, а жителям республики запретили пользоваться их услугами. Тогда же в Южной Осетии, по утверждению грузинских властей, появился «Мегафон»: сначала он обслуживал только правительственные структуры, а затем образовал полноценного сотового оператора «Остелеком». Но в «Мегафоне» эту информацию отрицают, поясняя, что «Остелеком» является всего лишь их роуминговым партнером.

Правда, власти самой Южной Осетии не скрывали факта работы «Мегафона» на их территории. А в мае этого года гендиректор «Остелекома» Сергей Маргиев в интервью изданию «Осинформ» также признал связь своей компании с «Мегафоном». По его словам, при создании осетинского оператора выбор пал именно на «Мегафон», так как он является «российской компанией, тогда как «Вымпелком» создан американцами и действует на территории многих стран, а у МТС уровень защиты переговоров ниже, чем у «Мегафона». До недавнего времени «Остелеком» обслуживал 22 тыс. абонентов.

Сотовая связь в Южной Осетии была более независимой от Грузии, чем в Абхазии: «Остелеком» работал с российскими телефонными номерами, тогда как в Абхазии действуют грузинские телефонные коды и, соответственно, звонки проходят через Грузию. У «Остелекома» даже коммутатор находился в российском регионе Северная Осетия, а для оплаты услуг использовались карточки «Мегафона». Такой подход испортил бизнес-планы «Остелекома»: многочисленные частные предприниматели стали привозить карты экспресс-оплаты из России и торговать ими, минуя офисы югоосетинского оператора. «Практически всех незаконных торговцев карточками мы знаем в лицо, но у нас нет полномочий для борьбы с ними, а те, кто призван бороться с ними — ОБЭП, налоговые службы — закрывают глаза на их преступную деятельность», — жаловался Маргиев.

В итоге несколько месяцев назад власти приняли решение о создании еще одного сотового оператора, уже не зависящего от российских компаний — «Ирфон». Для борьбы со сбоями и перегрузками, которые постоянно происходят в сетях как абхазских, так и югоосетинских сотовых операторов, планировалось ограничить продажи сим-карт . При покупке контракта абоненту должен был проставляться соответствующий штамп в паспорте (для несовершеннолетних — в свидетельство о рождении), что не позволило бы одному человеку иметь более одной sim-карты .

Однако после произошедших 8–12 августа боев в столице республике Цхинвали местная сотовая сеть оказалась полностью разрушена. Связь оперативно была восстановлена с помощью передвижных базовых станций «Мегафона», причем на этот раз «Мегафон» не скрывал своей работы на территории республики. В компании сообщили, что делали это по просьбе Минкомсвязи, которое вместе с другими российскими ведомствами участвует в восстановлении республики.

В Южную Осетию приходит второй российский сотовый оператор

Конкурент для «Мегафон»

«Мегафон» предупредил инвесторов, что в республике Южная Осетия, где сейчас «дочка» компании является единственным сотовым оператором, может появиться новый игрок на рынке.

Как рассказал CNews бывший министр связи Южной Осетии Георгий Кабисов, новый оператор будет называться «ИнтерОс», а его планируемая торговая марка — «Иртел». Оператор будет создан местными предпринимателями при участии российской компании «Скай Линк» и его нынешнего акционера — Tele2.

Воспоминания о «Скай Линке»

«Скай Линк» — оператор стандарта CDMA-450. Соответствующее оборудование было завезено в Южную Осетию еще в 2010 г. и смонтировано на 70%, говорит Кабисов. Предполагалось создание совместного предприятия, в котором 49% акций получит «Скай Линк», 25% — местные инвесторы и 26% — власти республики.

Власти должны были внести взнос в уставной капитал оператора в размере 30 млн руб., однако этого не произошло, и оператор тогда не заработал, рассказывал недавно глава Комитета по связи и массовым коммуникациям Южной Осетии Хасан Гиголаев. Но Гиголаев также надеется на приход «Скай Линка», говорил он недавно в интервью юго-осетинскому агентству «Рес».

Cпикер южноосетинского парламента Анатолий Бибилов — один из яростных критиков качества и тарифов местного «Мегафона»

C тех пор «Скай Линк» несколько раз сменил собственника и, фактически, перестал развивать свою сеть. Но сеть CDMA-450 будет актуальна для беспроводной фиксированной связи, так как после войны 2008 г. сеть проводной связи в республике практике не была восстановлена, пояснил Кабисов.

Кроме того, по сведениям бывшего министра связи республики, новый оператор уже завозит оборудование и для более популярных стандартов сотовой связи – GSM и UMTS (3G).

В Tele2 от комментариев отказались.

Недовольство «Мегафоном»

Напомним, де-факто «Мегафон» заработал в Южной Осетии в 2004 г. Местная сеть использовала инфраструктуру филиала «Мегафона» в соседней республике Северной Осетии (субъекте Российской Федерации). На тот момент Южная Осетия была непризнанной республикой и «Мегафон» свою работу в ней отрицал.

Впоследствии юго-осетинская сотовая сеть выделилась в отдельное юридическое лицо – «Остелеком». После российско-грузинской войны за Южную Осетию, произошедшей летом 2008 г, Россия признала Южную Осетию независимым государством. Вслед за этим «Мегафон» приобрел контрольный пакет «Остелекома».

Сейчас у «Остелекома» нет конкурентов. Чиновники и пользователи оператора в Южной Осетии часто высказывают недовольство низким качеством и высокими ценами оператора, особенно в области мобильного интернета. На эту тему в парламенте республики недавно прошли особые слушания. Недовольство абонентов также вызывает произошедший в 2011 г. перевод номеров из кода северо-оcетинского филиала «Мегафона» в отдельный код «Остелекома», что привело к появлению роуминговой наценки при поездках его пользователей в Россию.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector